http://sa.uploads.ru/t/jRtpq.jpg

"Кому решать:
рожать иль не рожать…
Журналистам  стали известны ужасающие факты принудительной стерилизации женщин в России
Почти все женщины в психоневрологических заведениях  России стерилизованы.
В основном те, кто постоянно проживает на территории подобных учреждений. Все детородного возраста. 
Стерилизованы добровольно-принудительно.
Добровольно – по утверждениям медицинского персонала. Есть заявления о согласии на операции.
Принудительно - по словам и заявлениям некоторых из женщин. Тех, кто осмелился рассказать об этом. Не побоялся.
Заявление
Оксана Колузатова  сейчас притча во языцах. Женщина обратилась к московским правозащитникам с рассказом о том, что ей и почти двадцати таким же, как она, женщинам из интерната №5 сделали принудительную стерилизацию. Это только те, про кого она знает точно.
Почувствовав поддержку, она осмелилась написать о случившемся в прокуратуру.
Правозащитники считают Оксану  смелой и мужественной женщиной. А кое-кто, о чем чуть позже, буйной психически больной, алкоголичкой.
Ей 28 лет. У нее уже трое детей. На двоих она лишена родительских прав. Дети находятся в детском доме. А третья дочка девяти лет учится в гимназии.
Стерилизовали Колузатову три года назад.
Угроза
- Они сказали мне, либо ты даешь себя стерилизовать, либо мы тебя заколем на смерть. Я не давала сделать себе укол. Охранники вывернули  мне руки. И все-таки потащили к машине, - рассказывает бывшая пациентка Психоневрологического интерната №5. -  Чтобы я не сопротивлялась, мне поставили сильнодействующий укол. На следующий день после операции, мне подсунули бумагу. Я  не понимала, что делаю, хотела спать, подписала  заявление. О якобы добровольной стерилизации. И все…

Сирота
Как оказалась сирота Оксана с малых лет в этом учреждении? По словам Оксаны, почти как все никому сейчас не нужные сироты. Сначала детский дом. Там ей поставили диагноз о психиатрической неполноценности. Позже, когда  она уже повзрослела и деваться было некуда, ее по направлению определили в поселок Филимонки. В психоневрологический интернат №5.
Девушка оказалась строптивой. И чуть ли не сразу же оказалась в изоляторе. Вернее, в надзорочной палате. Так гласила табличка на двери. Там девушка пробыла год.
- Меня не выпускали. Я била стекла. Двери вышибала, замки ломала. Из-за этого меня поселили в темную комнату. Я там тоже пробыла год. Чут железную дверь не выломала. Потом  я сбежала.
Но в 2002 году меня вернули в интернат. Посадили в изолятор. Пришла Римма Федоровна, гинеколог. И предложила поставить спираль. Я ее послала на три буквы. А она разозлилась и пригрозила меня простерилизовать.
Через несколько минут меня вызвали к психиатричке, к Софье Ашотовне. Это она–то мне и сказала, что «заколют меня насмерть». В общем, увезли меня в их больницу в Видное. Сделали операцию.
Через некоторое время Оксана снова убежала. До этого девушка  пригрозила  персоналу, что будет жаловаться на них в комиссию по правам человека. По словам  Колузатовой, в отместку  ей назначили мучительные уколы - модитен-депо.
- От этих уколов у меня сводило мышцы, все тело выворачивало… Я решила снова бежать…
В своем заявлении в прокуратуру Оксана перечисляет пофамильно женщин из того же интерната, которых также стерилизовали. Такое же заявление было отправлено  в аппарат уполномоченного по правам человека по Московской области.
- Информация о том, что медики  настоятельно рекомендуют своим  больным  пациентам из психиатрических заведений стерилизоваться, нам была уже известна, - рассказывает  президент Гражданской комиссии по правам человека в России София Доринская. – К примеру,  к нам обратилась женщина, у которой 18-летняя невестка попала в поле зрения психиатров. Они стали уговаривать ее на стерилизацию. Свекровь оказалась мудрой женщиной и отказалась. Сейчас у нее растут совершенно здоровые внуки.
Стерилизация людей - это селекция. Евгеника. Когда людям, в чем-либо ущербным, отказано воспроизводить потомство. Считается, что таким образом  идет отбор лучших людей. Общество или государство стремится улучшить человеческую природу.
А про психиатрию могу сказать однозначно. Если обычные врачи обязаны доказывать свой диагноз фактами, анализами и каждый человек может увидеть все эти изменения в теле, то психиатры единственным своим мнением, точкой зрения может сказать - есть у человека психическое отклонение или нет. На основании этого, психиатрам позволено калечить судьбы людей. Применять к ним препараты, меняющие сознание человека. Психиатры должны стать врачами. И оперировать фактами. Изменениями в крови, моче… А вот оценивать правильно ли я мыслю, никому не позволено. Психиатрия сейчас оценивает: а правильно ли мыслит человек. И, конечно же никто не вправе решать, рожать человеку или не рожать. Кто бы она не была: Бомж, алкоголичка, больной психически человек. Возможно, есть какое-то другое решение. Но никогда-физическое увечье человека. За то, что действительно он как-то социально неугоден обществу. Так ведь можно дойти и до умерщвления человека. До сжигания его в печи…
Заместитель председателя Комиссии по правам человека Московской области Ольга Будаева рассказала нам о том, что ей вместе с несколькими коллегами удалось пообщаться с женщинами из ПНИ №5, перечислеными в заявлении Оксаны.
- Прежде чем мы с ними смогли поговорить, нам пришлось уговаривать медицинский персонал больше двух часов. Наконец, нам разрешили с барышнями пообщаться. Пациентки были запуганы. Да, они подтвердили, что подписывали заявление на стерилизацию. Но в каком состоянии?! Обколотые лекарствами. В основном это бывшие дети-сироты. Им негде жить. У них нет иного жилья, как только психоневрологический интернат. Семью завести не смогли. Они полностью зависят от врачей интерната. Поэтому-то и боятся всего.
Как рассказала нам госпожа Будаева, врачи регулярно интересуются и интересовались до стерилизации  у женщин интерната, есть у них месячные или  нет. Таким образом, администрация старается предотвратить нежелательные беременности.
- А если не дай бог это произошло, как нам рассказала одна из этих жительниц, их принуждают к абортам. – говорит Ольга Васильевна- Барышня нам рассказала, что такие аборты ей делали два раза. На 9-ой  и 8-ой неделе. То есть она  скрывала  от врачей отсутствие месячных. Не забывайте, что это учреждение социальной защиты. Где оказывается какая-то помощь. Это как больница. Не тюрьма, заметьте. У них существуют какие-то бумажки, пропуски, по которым им разрешают выходить за территорию. И потом их ищут, если они не пришли.
Оксана узнала случайно, что ее лишили родительских прав. Заочно. Оксана хотела быть со своими детьми. Психически больных людей могут ограничивать в общении со своими детьми. Но не лишать прав. По семейному кодексу.
- Я читала решение суда,  что Колузатова родила своих детей находясь в побеге. – продолжает госпожа Будаева.- Простите в побеге откуда? Это единственный интернат где мы чувствовали себя как на боевых разборках. Нам не показали ни одной комнаты. Мы посещали много интернатов, но этот оказался самым закрытым. После того как мы оттуда уехали, нам стало известно, что у них изъяли наши визитки. У той же Оксаны как и у всех пациентов ,был изъят паспорт. Вы знаете, что такое у нас человек без документа.
-Это не единственное место в России, где стерилизуют женщин в психоневрологических интернатах.- утверждает заместитель директора Гражданской Комиссии по правам человека Азгар Ишкильдин -   И  не только в этом диспансере психиатры закалывают пациентов, когда им задают неудобные вопросы. Кадровые перестановки здесь ничего не решат. Это страшная система.
-Психиатры сломали мне жизнь. Если бы не было у меня диагноза, моя жизнь сложилась бы иначе, - повторяет Оксана.
Психиатрический диагноз был поставлен ей в детском возрасте, без медицинского обследования, на медкомиссии, куда ее доставили под действием «сонных таблеток». За всю жизнь она не получила никакой помощи – лишь насилие, бесполезные уколы психиатрическими препаратами, издевательства.
Мы приехали в поселок Филимонки. Учреждение закрытое. Охрана. Не пропускают внутрь. На стене висит объявление - не пропускать журналистов  и правозащитников. Нам удалось поговорить по телефону с исполняющей обязанностями директора интерната №5 Натальей Лопаткиной. Милый женский голос объяснил нам, что все вопросы мы можем задать только в письменном виде. Обращаться только через Департамент социальной защиты. А потом как-то втянулась в разговор с нами.
- Во-первых, стерилизация делается только с согласия пациенток. – объяснила Наталья Владимировна – Вся эта шумиха поднята правозащитниками для пиара. Я сама в душе больше правозащитница, чем все они вместе взятые. И очень переживаю за людей, которые у нас проживают. Не нужно делать из нас монстров. Мы такие же люди.
Оксана Колузатова психически больной человек. Что с нее можно взять? Лишена родительских прав. Не хочет заниматься воспитанием своих детей. Любит выпить. Поверьте мне, она сама захотела простерилизоваться. Чтобы, извините, не делать аборты. А погулять она охотница. Девушек она потом даже сама и уговаривала пойти на стерилизацию. Про то, что мы ее тут запирали, издевались - вранье. Она уходила, беременела, рожала детей. Потом, когда ей было плохо, возвращалась к нам. У нее агрессивный характер. Оксана обижала наших стариков пациентов. Не хотела подчиняться общему режиму. Как – то же нужно было с ней совладать? С ее выкрутасами? Конечно, в таких случаях к ней применялись воспитательные меры. Но кто, простите, позволит  тут ей все рушить?
По поводу того, что у нас тут чуть ли не тюрьма, могу вам сказать, что пациенты с адекватным поведением ведут довольно свободный график. Выходят с территории. У многих есть сотовые телефоны. Есть конечно пациенты тяжелые. Выпускать их нельзя.
Сколько у нас женщин родивших детей? Оксана и еще одна девушка…
- Наталья Владимировна, ну вот у вас работала или до сих пор работает врач-гинеколог Римма Емельянова. Она сама заявляла на скрытую правда камеру, что почти 100  женщин вашего интерната были отправлены на стерилизацию. А медицинский персонал умеет внушать девушкам, что стерилизация необходима. Что вы на это скажете?
- Я работаю только три недели. Поэтому всего не знаю. – был ответ.
По словам правозащитников, по российскому закону стерилизация  недееспособных граждан проводится по решению суда. Ни одного такого решения  нет. Хотя больше половины прооперированных – недееспособны.
- Как только мы заинтересовались проведенными операциями в этом интернате - рассказывает правозащитник Вадим Мальчиков- администрация заставила  девушек написать заявления о добровольной стерилизации  и подписать их задним числом.
На территории ПНИ №5 находится полуразрушенный Князе-Владимирский монастырь. Бывший женский. Настоятель монастыря отец Дмитрий  рассказал нам, что живущие здесь обитатели  почти дети.
- Среди них есть разные конечно люди. И агрессивные тоже встречаются. Нужно уметь с ними общаться. Про стерилизацию женщин  в интернате я слышал. Много говорил по этому поводу с чиновниками больницы. Да, они мне говорили, что стерилизуют больных женщин. Но мол как этого не делать, если девушка за ворота вышла и сразу беременеет. А потом новорожденных находят в мусорках. И какие мол из них матери потом будут…Почему Бог дает им детей, а  к примеру женщина из благополучной семьи не зачинает? Нам не узнать этого. Богу виднее. Конечно, Церковь  против стерилизации кого бы то ни было. Но есть наверное все-таки исключительные случаи. Ко мне приходили интернатовские женщины. Рассказывали, что сделали по четыре-шесть абортов.
По поводу того, что их тут не выпускают никуда, неправда. Выходят они. Даже в другие церкви выезжают. Ну конечно те, кто  находится в адекватном состоянии…
По ходу сбора материала  по стерилизации женщин в ПНИ №5  нам стала доступна информация о принудительном аборте девушки из этого же заведения. Занимался делом Татьяны Козловой юрист  некоммерческого предприятия «Родительский   комитет»  в 2002 году. Татьяна тоже писала заявление в прокуратуру. Но в возбуждении уголовного дела было отказано. Так как аборт делался не криминальный, а в госудасртвенном учреждении.
У Татьяны схожая судьба с Оксаной. Также воспитывалась в детском доме. Ей там поставили диагноз олигофрения. Как только ей исполнилось 18 лет, Таню направили в интернат. Девушка забеременела. Забила тревогу крестная Татьяны. Она приехала навестить крестницу и увидела, что беременную девушку держат в карцере. Как оказалось, лечащий врач Козловой, все та же Софья  Ашотовна  таким образом  удерживала девушку от побега. – А то родит еще…
На недоуменный вопрос крестной, а что же ей нельзя что ли рожать, врач невозмутимо ответила: Да вы что? Хотите, чтобы такие больные рожали? Мы ее направим в больницу, а там с ней разберутся.
Татьяну поместили в 1-ю Городскую больницу г. Москвы. Лежала она там долго, около месяца. Крестная и Таня написали главврачу роддома  Журавлевой Анне Дмитриевне заявление об отказе от аборта. Врач вроде бы согласилась. Однако позже крестной сказали, что ее заявление никакой силы не имеет. Так как она не является опекуном Тани. Кроме того, главврача волновал вопрос, куда потом девать Таню с ребенком. А еще она боялась, что на нее подадут в суд, т.к. она обязана "по закону" сделать аборт. Кто на нее подаст в суд, Журавлева не пояснила.
Врачи прямо говорили Татьяне о том, что не хотят, чтобы больные рожали и их становилось больше. Девушке постоянно ставили какие-то уколы.  Через некоторое время у нее случился выкидыш…
Несколько лет  назад в небольшом  городке   Ангарске,   Иркутской области  выплыл скандал. Девушка из  местного дома престарелых и инвалидов  написала письмо с жалобой в комиссию по правам человека при губернаторе  области. С жалобой на то, что ей насильно сделали кесарево сечение и тут же на операционном столе стерилизовали.
Ольга Селиванова  написала тогда в своем  заявлении такие строчки: «…. Молила Бога, чтобы умереть на столе, но Бог не дал смерти. Теперь буду до конца жизни страдать». Как-то не тянет на  сумасшедшую, не так ли?
В то время директором дома инвалидов работал Владимир Прусский. Он разрешил правозащитникам поговорить с девушками, разрешил зайти внутрь здания. Комиссия по правам человека тогда также заинтересовалась не только случаем стерилизации заявительницы, но и другими такими же девушками, как она. Про которых Ольга также упоминула. Директор объяснил, что ничего не нарушил. Девушки к нему в интернат поступили  из детского дома для умственно отсталых детей. С диагнозом - олигофрения.
На вопрос, а зачем их стерилизовать? Директор по простому, по -крестьянски  отвечает: А кто может родиться от дебила? Только дебил. И куда нам девать детей потом, если родятся? Дети пойдут точно по такой же дорожке, что и мать. У нас будет нация дебилов.
Много чиновников озабочены улучшением национальной породы. Звучали уже в нашей стране предложения перевязывать трубы алкоголичкам, наркоманкам. С психическими больными такие процедуры уже ведутся. Потихоньку. Без особого ажиотажа.
В фашистской Германии  уже был опыт уничтожения  людей с физическими или умственными отклонениями…

Стерилизация девушек в ПНИ № 5 Москвы. Шокирующее видео!



Источник:http://sayanarus.livejournal.com/389145.html